1 заметка с тегом

экономика

Краткий конспект книги Тима Харфорда «Экономист под прикрытием»

Ценовое таргетирование

Цель любого бизнеса — выжать больше денег из покупателей. Для этого можно сделать разные ценники для тех, кто чувствителен к цене и не очень. Пример, как с этим изящно справляется меню Старбакса:

Горячий шоколад $2,20
Капучино $2,25
Мокко $2,75
Мокко с белым шоколадом $3,20
Капучино 20 унций $3,40

Или, в переводе:

Горячий шоколад — без наворотов $2,20
Капучино — без наворотов $2,25
Смешайте их — я ведь особенный $2,75
Насыпьте другой порошок — я ведь совершенно особенный $3,20
Налейте больше — я такой жадный $3,40

Производство напитков из вышеприведённого меню обходится Старбаксу примерно одинаково, плюс-минус 5—10 центов.

Жизнь без пробок и грязного воздуха

Когда автор учился в колледже, студенческие клубы устраивали вечеринки. Было два типа билетов. Первый позволял после уплаты на входе пить сколько влезет. Второй был намного дешевле, но их обладатель вместо алкоголя пил прокисший апельсиновый сок. В итоге, одни люди скучали в уголке, а вторые пили больше, чем следовало, вечеринка заканчивалась бардаком.

Если руководство университета решит, что столько пить никуда не годится, и поднимет входную плату, проблема не решится. Некоторые пополнят унылые ряды добровольных любителей сока или совсем перестанут бывать в обществе, но большинство пьющих решат, что вечеринка без выпивки — пустая трата времени, и, возмущаясь, будут опорожнять кошельки.
В университете неправильно поняли проблему. Студенческие вечеринки подогревало не то, что напитки выходили в среднем меньше доллара, а то, что каждый последующий глоток всегда был бесплатным. Так и заторы на дорогах обусловлены не тем, что налог на поездку составляет в среднем меньше доллара, а тем, что следующая поездка обходится почти даром.

Чтобы добиться приемлемой интенсивности вождения, министерству транспорта следует взимать с водителей плату за каждую поездку.

Не надо закрывать фабрики

Кроссовки Найк шьют на фабриках в Азии и Южной Америке. Рабочие трудятся в ужасных условиях: длинный рабочий день, жалкие зарплаты.

Люди в развитых странах сочувствуют рабочим, жалуются на транснациональные компании и выбирают одежду, «свободную от пота».

Но от закрытия потогонных фабрик только вред — работники потеряют работу и станут жить беднее, зарабатывая на местных фабриках, незаконной уличной торговлей, проституцией или прочёсыванием вонючих свалок городов вроде Манилы в поиске утильсырья. Альтернативы фабрике Найка хуже.

Напротив, те страны, что впустили к себе транснациональные компании — например, Южная Корея, — медленно, но верно становятся богаче. Чем больше фабрик открывается в стране, тем сильнее конкуренция между ними за лучших рабочих. Зарплаты растут не потому, что компании щедры — просто у них нет другого способа привлечь хорошие кадры. Местные фирмы перенимают новые методы производства и сами становятся крупными работодателями. Работать на фабрике и получать необходимые навыки становится всё более выгодным делом, вследствие чего развивается образование. Люди покидают деревню, тем самым поднимая зарплату оставшихся до более сносного уровня. Официальные зарплаты проще обложить налогом, а значит, доходы государства увеличиваются, инфраструктура, здравоохранение и образование становятся лучше. Бедность отступает, зарплаты неуклонно растут. С поправкой на инфляцию средний корейский рабочий зарабатывает вчетверо больше, чем его отец двадцать пять лет назад

Импортозамещение убивает

Вопреки расхожему мнению, просто невозможно, чтобы торговля уничтожила все рабочие места и чтобы мы всё импортировали, но ничего не экспортировали. Будь так, нам было бы не на что закупать импортные товары. Чтобы торговля вообще имела место, кто-то в Америке должен делать что-нибудь на продажу во внешнем мире.

Это вроде бы очевидно, но почему-то далеко не всем. Подумаем об американских рабочих, скажем, в Питтсбурге, производящих эти самые дрели. Рабочим платят в долларах. Фабрика арендуется за доллары. Счета за телефон, свет и обогрев выставляются в долларах. Но дрели экспортируются в Китай и продаются там либо используются для производства товаров, и расчёты ведутся уже в китайской валюте, юанях. Себестоимость — в долларах, выручка — в юанях. В какой-то момент юани должны «превратиться» в доллары, чтобы выдать ими зарплату питтсбургским рабочим; но, разумеется, нет никакого волшебного рецепта, как из одной валюты сделать другую. Единственное, что может сделать импортёр в США, это заплатить доллары в обмен на юани, которые он затем использует для закупки импортных товаров. Экспорт платит за импорт.

От торговых барьеров всегда больше вреда, чем пользы, и не только стране, против которой они введены, но и той, что их вводит. Согласно теории сравнительного преимущества Рикардо государство должно производить то, что получается выгоднее. Будущее за свободной торговлей.

28 июня   книги   конспект   экономика